The Source of Mysteries: The Unusual History of an Ancient Egyptian Burial Shaft in Giza
Table of contents
Share
Metrics
The Source of Mysteries: The Unusual History of an Ancient Egyptian Burial Shaft in Giza
Annotation
PII
S268684310010367-1-1
DOI
10.18254/S268684310010367-1
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Svetlana Malykh 
Occupation: Senior Research Fellow, Institute of Oriental Studies, Russian Academy of Sciences
Affiliation: Institute of Oriental Studies Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation
Maksim Lebedev
Occupation: Senior Researcher Fellow, Institute of Oriental Studies, Russian Academy of Sciences
Affiliation: Institute of Oriental Studies of the Russian Academy of Sciences
Address: Russian Federation
Edition
Pages
99-108
Abstract

The article presents archaeological study of the ancient Egyptian burial shaft in the rock-cut tomb of official Perinedju, undertaken by the Russian Archaeological Mission of the Institute of Oriental Studies RAS in 2019. Late material discovered during the work indicates the stages of repeated human penetration into the shaft, as well as the remains of the original burial of the Old Kingdom were found. However, the interpretation of some finds presents significant difficulties and leaving many questions about their original purpose.

Keywords
Ancient Egypt, Archaeology of Ancient Egypt, IOS RAS field research, Giza necropolis
Date of publication
31.07.2020
Number of characters
10640
Number of purchasers
7
Views
136
Readers community rating
0.0 (0 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1 В 2019 году Российская археологическая экспедиция Института востоковедения РАН в Гизе (руководитель — д. и. н. Э. Е. Кормышева) проводила доследование древнеегипетской скальной гробницы начальника царских ювелиров Перинеджу (Илл. 1), расположенной на восточной оконечности древнеегипетского некрополя и сооруженной в XXIV–XXIII вв. до н. э. Вырубленная в обрыве известнякового плато гробница имеет три помещения. В полу были устроены девять шахт: две остались незавершенными, а остальные семь вели в десять погребальных камер. Кроме того, в стенах гробницы были устроены три ниши, из которых две точно предназначались для захоронения.
2

Илл. 1. Проведение археологических работ в гробнице Перинеджу (фото © С. В. Ветохова)

3 Гробница была известна путешественникам и исследователям XIX – первой половины XX в., но затем была засыпана в результате строительства окружной дороги в Гизе и забыта. В 2006 г. ее заново открыла российская экспедиция, а основная часть археологических работ по изучению культовых помещений и погребальных шахт пришлась на 2010 и 2011 гг. Однако к 2019 г. шахта, имевшая порядковый номер 11, оставалась неизученной.
4 Сперва шахта 11 не обрадовала исследователей своим заполнением: в верхней части находился относительно современный мусорный сброс с предметами XIX– первой половины XX в. — осколки крупных глиняных кувшинов-балласов, использовавшихся для транспортировки и хранения воды, стеклянных бутылок, фарфоровых кофейных чашек и тарелок, в том числе изготовленных в Лондоне компанией “Royal Doulton”. Были здесь и запечатанный пробкой аптечный пузырек (Илл. 2), и небольшой деревянный гребень для усов и бороды с надписью “Paris”, и медная османская монета с отверстием, видимо, от мониста. Кроме того, в верхнем слое были обнаружены кости мелкого рогатого скота со следами разделки. Очевидно, что эта часть заполнения шахты сформировалась в то время, когда в гробнице Перинеджу или в соседних часовнях жили люди, что часто случалось с древнеегипетскими скальными гробницами и в раннем Средневековье, и в XIX веке. Затем цвет грунта несколько изменился, начался новый слой, и в нем в большом количестве стали попадаться разрозненные и часто поломанные человеческие кости, черепа, обрывки бинтов, фрагменты фаянсовых сосудов. Кости имели темный цвет, на многих из них сохранились следы черных смол или битума: это явно были остатки от мумий. Среди завала костей был найден аккуратный резной амулет-джед1 высотой чуть более 2 см из желто-коричневого камня, похожего на одну из разновидностей халцедона — сардер (Илл. 3). В амулете отсутствовало отверстие для нити, а значит, его вряд ли носили при жизни. Скорее всего, его просто прибинтовали к одному из тел. При этом в новом слое продолжали встречаться и поздние предметы, в частности, мы нашли небольшую золотую монету, отчеканенную на 24-м году правления египетского султана Махмуда (т. е. в 1832 г.)2 (Илл. 4). Ее обнаружил наш самый опытный египетский рабочий — Арабия (Илл. 5), сразу же подозвавший археолога, чтобы тот зафиксировал контекст находки. И когда археолог подошел к шахте, заглянул вниз и увидел блеск золота, Арабия выпрямился и гордо сказал: «Я работаю на раскопках 30 лет, я находил статуи и мумии. Не переживай: все останется на месте».
1. Древнеегипетский амулет-джед в виде столба или колонны олицетворял позвоночник бога Осириса и символизировал прочность и стабильность, играя функцию защитного талисмана, призванного охранять покойного в его путешествии по Дуату (загробному миру).

2. Авторы статьи приносят благодарность научному сотруднику Института востоковедения РАН Е. Ю. Гончарову за атрибуцию данной монеты.
5

Илл. 2. Раскопки верхних слоев шахты 11 и обнаружение аптечного флакона конца XIX – первой половины XX в. (фото © С. В. Ветохова)

6

Илл. 3. Древнеегипетский амулет-джед, найденный в шахте 11 (фото © С. Е. Малых)

7

Илл. 4. Аверс золотой монеты 1832 г. султана Махмуда, найденной в шахте 11 (фото © С. Е. Малых)

8

Илл. 5. Египетский землекоп Арабия за расчисткой шахты 11 (фото © С. В. Ветохова)

9 Итак, новый слой состоял преимущественно из костей от мумий и сформировался не раньше 30-х гг. XIX в. По всему выходило, что мы имели дело со следами дельцов, которые на заре египтологии выискивали мумии I тыс. до н.э. (а они в избытке встречались на Восточном плато), потрошили их где-то вблизи гробницы Перинеджу в поисках амулетов и других находок, подходящих для коллекционирования и продажи, а ненужные кости сбрасывали в шахту 11. Очень может быть, что в ходе своей деятельности незадачливые потрошители потеряли и золотую монету, заработанную на такой вот добыче древностей.
10 Путешественники первой половины XIX в. сохранили немало описаний такой «переработки» мумий. В поисках древностей тела ломали и крошили не только грабители, но и обычные туристы [Baber, 2016, p. 66–73]. «Их дело — расчищать гробницы и ямы с нетронутыми предшественниками мумиями от наносов и обломков, чтобы затем вытащить на свет божий забальзамированных мертвецов, снять с них древние, странно пахнущие вещи, обшарить уши, шею, пальцы, запястья и лодыжки в поисках украшений, браслетов, амулетов и изображений священных животных или богов, или отыскать другие более ценные предметы, которые могли положить с этими телами в могилу» [Olin, 1843, p. 267]. В Гизе такого рода промысел стал популярен еще в первой четверти XIX в. Вот как в 1825 г. пространство перед нашими гробницами описывал Эдвард Уильям Лейн: «На склоне перед этими пристанищами мертвых были разбросаны многочисленные кости и тряпки от мумий; перед входами в некоторые из гротов сваленные в кучи лежали отдельные части тел и целые тела, лишенные покровов; кожа их была довольно темной. Я отметил, что некоторые черепа были необычно толстыми» [Lane, 2000, p. 162].
11 К какому времени относился насыщенный костями слой, найденный в шахте 11? Золотая монета была отчеканена в 1832 г., но потерять ее могли и значительно позже. Поверх сброшенных костей, как вы помните, лежал характерный для поселений мусорный слой. Мы знаем, что в 1835–1837 гг. напротив гробницы Перинеджу находился археологический лагерь британского исследователя Вайса, где жили его сотрудники [Perring, 1839, p. 7, pl. XV, fig. 1]. В конце 30-х гг. XIX в. лагерь был преобразован в отель, постояльцы которого тоже располагались в скальных гробницах. Туристы, исследователи и египтяне жили в районе гробницы Перинеджу, а может, и в ней самой, вплоть до начала XX в. [Baedeker, 1914, p. 139]. Но даже в 1950-х гг., пока часовни окончательно не засыпали при строительстве окружной дороги, жители деревни Назлет эль-Самман продолжали использовать некоторые гробницы на территории российской концессии в качестве летних жилищ, в которые перебирались на время жары.
12 Можно осторожно предположить, что слой с костями мумий сформировался в период между 1832 г., когда была отчеканена монета, и 1835 г., когда вблизи часовни Перинеджу, а, может, и в ней самой, стали регулярно жить люди. Нельзя исключать, впрочем, что мумии потрошили сотрудники Вайса или постояльцы отеля, возникшего на месте его лагеря. Мы знаем, например, что нанятый Вайсом капитан Кавилья активно исследовал в 1835–1837 гг. так называемые «ямы с мумиями» (поздние шахты и подзахоронения), что очень не нравилось самому Вайсу, которого больше интересовали пирамиды [Vyse, 1840, p. 138, 141–142].
13 Так что же можно сказать об оригинальном заполнением шахты 11 и ее погребальной камеры? Понятно, что до того как она стала складом растерзанных мумий, ее раскопали воры, но, как оказалось, не полностью. Грабители поленились копать до дна, и это отчасти сохранило для нас уникальный керамический комплекс (Илл. 6), а под ним — остатки погребения поздней части Древнего царства (XXIII – начало XXII в. до н. э.).
14

Илл. 6. Керамический комплекс Первого Переходного периода в погребальной камере шахты 11 (фото © М. А. Лебедева)

15 С керамическим комплексом тоже пока еще понятно далеко не все. Среди груды черепков в погребальной камере находилось три практически целых полусферических чаши, а из оставшихся фрагментов удалось частично собрать еще 22. Здесь же обнаружены фрагменты двух больших мешкообразных кувшинов и двух поменьше (Илл. 7–10), а также свиные ребра, нижние челюсти, часть позвоночника и лопатка. И кувшины, и полусферические чаши характерны для Первого Переходного периода, т. е. для XXII–XXI вв. до н. э. Значит ли это, что в гробнице Древнего царства находился несколько более поздний «подселенец», помещенный сюда в период развала египетского государства, а глиняные сосуды — это его погребальный инвентарь? Нет, не значит: человеческих костей в этом слое не обнаружено. В нижнем слое — да, имелись остатки скелета поздней части Древнего царства, а вместе с ними и синхронная керамика, которая и позволила отнести первоначальное погребение ко времени правления VI династии. Среди керамических сосудов обнаружилась и по-настоящему уникальная находка, хотя и не целая: на нижней части пивного кувшина кто-то уверенной рукой прочертил по еще влажной глине фигуру быка, а над его головой виден фрагмент иероглифа ка — «бык». Кто мог это сделать на еще необожженном сосуде? Грамотный гончар? Идея заманчивая, но подобное маловероятно, хотя автор изображения явно имел большой навык рисования, чтобы так ловко, всего в несколько штрихов на неровной поверхности грубого кувшина показать легко узнаваемую фигуру быка... Загадка.
16

Илл. 7. Выемки керамики Первого Переходного периода из шахты 11 (фото © С. В. Ветохова)

17

Илл. 8. Выемка керамики Первого Переходного периода из шахты 11 (фото © С. В. Ветохова)

18

Илл. 9. Мешкообразный кувшин и полусферические чаши из шахты 11 (фото © С. Е. Малых)

19

Илл. 10. Команда по изучению шахты 11 у входа в гробницу Перинеджу в 2019 г. (фото © С. В. Ветохова)

20 Вторая загадка — откуда в погребальной камере шахты 11 оказалась керамика Первого Переходного периода? У нас нет оснований рассматривать этот керамический комплекс как остатки совершения древнеегипетского ритуала седж дешерут — «разбивания красных сосудов» (о нем см. [Малых, 2019, с. 5–22]), хотя бы потому что не все сосуды разбиты и не все они красного цвета. Но, возможно, в наличии этого керамического боя можно видеть следы совершения других действ, также связанных с похоронами, ведь по представлениям древних египтян то, что использовалось в храмовых или гробничных службах, должно было сохраняться здесь же. Вероятно, ответ кроется в кусках свиной туши. Похоже, мы столкнулись с остатками погребальной тризны, по завершении которой использованная посуда и недоеденная пища были спрятаны недалеко от могилы. А это означает, что где-то поблизости все же должно было быть погребение эпохи Первого Переходного периода, которое мы пока не нашли.
21 Шахта 11 в часовне Перинеджу еще раз продемонстрировала важность послойных раскопок в Гизе с тщательной фиксацией сделанных находок. В заполнении этого небольшого комплекса отразилась вся долгая история древнеегипетской гробницы: от изначального погребения эпохи строительства пирамид до грабителей и туристов XIX века. Шахта задала нам много вопросов. Но ведь чем больше вопросов появляется, тем больше ответов мы, в конце концов, получим.

References

1. Malykh S. E. Drevneegipetskij ritual «razbivaniya krasnykh sosudov» (sd dsr.wt) i krasnoangobirovannaya keramika ehpokhi Drevnego tsarstva. Vestnik drevnej istorii. 2019. № 1. S. 5–22 [Malykh S. E. Ancient Egyptian Ritual of “Smashing the Red Pottery” (sd dsr.wt) and Red Ceramics of the Old Kingdom. Vestnik Drevnei Istorii (Journal of Ancient History). 2019. No 1. Pp. 5–22 (in Russian)].

2. Baber T. Ancient Corpses as Curiosities: Mummymania in the Age of Early Travel. Journal of Ancient Egyptian Interconnections. 2016. No 8. Pp. 66–73.

3. Baedeker K. Egypt and the Sûdân. Handbook for Travelers. Leipzig, London, New York: C. Scribner’s sons; [etc., etc.], 1914. — 495 p.

4. Olin S. Travels in Egypt, Arabia Petraea, and the Holy Land. Vol. I. New York: Harper & Brothers, 1843. — 520 p.

5. Lane E. W. Description of Egypt. Cairo: The American University in Cairo Press, 2000. — 588 p.

6. Perring J. E. The Pyramids of Gizeh, from Actual Survey and Admeasurment. Part I. The Great Pyramid. London: James Fraser, 1839 – 7 p.

7. Vyse H. Operations Carried on at the Pyramids of Gizeh in 1837: With an Account of a Voyage into Upper Egypt and an Appendix. Vol. I. London: Cambridge University Press, 1840. — XX. — 292 p.