The Mythical Nasnās in the Arabic Treatises: A Demon or a Human?
Table of contents
Share
Metrics
The Mythical Nasnās in the Arabic Treatises: A Demon or a Human?
Annotation
PII
S268684310010368-2-1
DOI
10.18254/S268684310010368-2
Publication type
Article
Status
Published
Authors
Valeriy A. Matrosov 
Occupation: Lecturer of the Faculty of Oriental Studies, State Academic University for Humanities (GAUGN)
Affiliation: State Academic University for Humanities (GAUGN)
Address: Moscow, Russian Federation
Mariia V. Krivosheeva
Occupation: Student of the School of Asian Studies, Faculty of World Economy and International Relations, National Research University “Higher School of Economics”
Affiliation: National Research University “Higher School of Economics”
Address: Moscow, Russian Federation
Edition
Pages
109-118
Abstract

The Arabic science of cosmology has evolved for several centuries, consequently (but not too consequently) absorbing elements of the Oikumene vision from the Antiquity and the Iranian, Indian etc. cultures and layering them on the framework, set by the Holy Qur’an. Many medieval scholars of the Muslim world collected, interpreted and organized throughout their lives knowledge about the natural environment, and, particularly, described the demonic creatures, which had taken their place in the legends of Arab tribes before the advent of Islam, and then remained in the folk culture of the Islamic era due to the tradition of the oral transmission. While the religious doctrine presents only some demonic or semi-demonic creatures like the “canonic” angels, djinn and shaitans, others continued to exist in Bedouins’ memories and furthermore appeared to become objects of study in the educated urban environment. The syncretism of the Islamic cosmology has contributed in the nature of research of such creatures. Attempts to combine the pre-Islamic tradition and Qur’anic descriptions of the world along with the cosmographic elements of various cultures and those evidences about faraway lands that were reported by some merchants and travelers led to the highest degree of diversity in the description of the wondrous beings. The appearance and habits were not the only bone of contention between the scholars, the nature of such creatures also never enjoyed the unified approach. This paper seeks to explore different views about the nature of one of such wights called “nasnās” and to provide some information about the term’s etymology, the creature’s appearance, habits and origins as well as to give an attempt to organize the fragmentary data and to regulate it into some system.

Keywords
nasnās, Arabic mythology, Arabic demonology, Islamic cosmography, mythical peoples
Received
05.07.2020
Date of publication
31.07.2020
Number of characters
24558
Number of purchasers
7
Views
190
Readers community rating
5.0 (1 votes)
Cite Download pdf

To download PDF you should sign in

1 Арабская средневековая демонология — научно-литературная область, в рамках которой собирались, описывались, систематизировались и анализировались мифологические сюжеты и существа. Представления о них сформировались у арабских племен задолго до появления ислама, и на протяжении всего периода развития культуры Халифата эти создания не только бытовали на уровне устных рассказов и фольклора, но и фигурировали в поэзии, географической и исторической литературе и даже в богословских трактатах.
2 Ислам, священное писание которого «канонизировало» джиннов и шайтāнов, способствовал развитию арабской демонологии, и несмотря на то что в ряде хадисов отрицалось существование таких созданий, как гӯль, которых невозможно было причислить к джиннам или шайтāнам однозначно, следом за этими двумя категориями, весь богатый набор демонических тварей перекочевал из доисламской мифологии в культуру мусульманского мира.
3 Впрочем, во всём, что касалось не-джиннов и не-шайтāнов, арабская демонология как научная отрасль так и осталась на уровне накопления сведений и общего компилятивного описания существ, без того чтобы посвятить им ряд мало-мальски обособленных трактатов. Анализ их природы осуществлялся в рамках таких отраслей знаний, как тафсӣр, география, биология, а самые подробные сведения сохранились благодаря произведениям в жанре «аджā’иб» («диковинки», специфический литературно-научный жанр описания различных чудес среди творений Аллаха).
4 Наиболее придирчиво демонических существ, не вписывавшихся в биологическую классификацию, рассматривали авторы крупных поздних космографий и энциклопедий. В силу характера их трудов, такие исследователи в своих трудах излагали общие сведения о многообразии земных творений и предлагали некоторую типологизацию. В целом, их подход к последней брал начало в античной греческой традиции, однако ряд важных особенностей был продиктован исламом: они делили творения Аллаха на несколько ступеней (ангелы и шайтāны, ниже — джинны и люди, далее животные, растения), и многие сверхъестественные существа оказывались как бы на перепутье этих категорий, их несоответствие четким критериям отнесения прочих созданий к тому или иному вносило некоторую путаницу, и вкупе с недостаточной развитостью арабской демонологии, точное определение их природы оказывалось невозможным.
5

В результате, у разных исследователей демоны оказывались отнесены к разным классам: кто-то помещал их, при неполном соответствии критериям, среди джиннов, другие — среди животных, третьи выносили их в рамки «чудесных народов», «составных животных» (гибридов), а, например, известный арабо-персидский ученый Закария аль-Казвини (1203–1283 гг.) в своей космографии «Чудеса творений» даже выработал отдельную категорию муташайтина — то есть, категорию существ, ведущих себя подобно шайтāнам, но шайтāнами не являющихся.

6

Одним из таких существ, не имевших четкой привязки к той или иной категории в мусульманском мироздании, был наснāс (имя собирательное), которого по отдельным критериям можно было причислить одновременно к джиннам или шайтāнам (по родству с однозначно сверхъестественным демоном-шикком, о котором чуть подробнее будет сказано далее, а также по некоторым свойствам и повадкам), по другим — к людям (на правах отдельного народа или даже расы с собственным физиологическим строением, отличным от любых других людей), по третьим — к животным. Базовой характеристикой наснāс выступал их внешний облик, близкий к половине человека: одна нога, одна рука, половина туловища.

7 Это было весьма популярное существо: наснāс рассматривались в трудах таких знаменитых арабских ученых, как Абу ‘Усман аль-Джахиз (780–869 гг.), Абу-ль-Хасан аль-Мас‘уди (896–956 гг.), Закария аль-Казвини (1203-1283), Камаль ад-Дин ад-Дамири (1342–1405 гг.), и т. д.
8 Поскольку вера в существование удивительных, порой будто бы противоестественных, творений Аллаха была и остается характерной для носителей исламской культуры, попытка систематизировать сведения, дошедшие до нас о созданиях наснāс, позволяет приоткрыть новую страницу в менталитете арабов, мироздание которых было населено диковинными существами.
9 В настоящей статье будут рассмотрены мнения средневековых арабских ученых относительно лингвистических характеристик и этимологии термина «наснāс», происхождения, половой принадлежности, внешнего вида, повадок, способностей и мест обитания этих существ.
10 Кого называли «наснāс»?
11

При наличии определенных вариаций в описании внешнего вида фантастических существ, основные характеристики остаются общими у всех авторов. Филолог Ибрахим аль-Майдани1 в разделе хамзы в своей «Книге Пословиц» сообщает: «Абу-д-Диккис сообщил: …у каждого [из представителей наснāс] было по одной руке и ноге, половина головы и половина туловища…». Ему вторил признанный мастер жанра «диковинок»-аджā’иб Закария аль-Казвини, согласно которому каждый из наснāс представлял собой «половину туловища и половину головы, одну руку и одну ногу, и он — как будто наполовину человек, наполовину шикк». Термином «шикк», к слову, арабы называли пустынного демона (обычно относили к джиннам; у аль-Казвини — один из муташайтина), который также представлял собой продольно отделенную половинку человека и скакал по пустыням, рубя встречных путников мечом в единственной руке; однозначно злобный персонаж ряда арабских сказаний о богатырях древности.

1. Ибрахим аль-Майдани ан-Нисабури (ум. 1124) — широко известный филолог и литературовед, автор одной из первых книг по истории арабских поговорок.
12

Характер передвижений наснāс определялся их физиологическим строением. Поздний мамлюкский энциклопедист Камаль ад-Дин ад-Дамири передавал слова сподвижника пророка Мухаммада Абу Хурейры о том, что «они клюют пищу так же, как птицы, и пасутся так же, как пасутся звери» (Илл. 1). Можно также смело предположить, что ввиду своих физических особенностей наснāс были способны передвигаться только прыжками на единственной ноге.

13

Илл. 1. Наснāс «клюют пищу так же, как птицы, и пасутся так же, как звери» (Манускрипт Уолтерса, XVIII в.). Здесь и далее иллюстрации взяты из трех разных экземпляров «Чудес существующего» Закарии аль-Казвини

14 Что касается общего характера, наснāс в средневековых трактатах и справочных материалах предстает как «очень агрессивное существо»2; также, если верить одному из крупнейших лексикографов исламского мира Мухаммаду Фирузабади, мужские особи сильнее женских [Al-Firuzabadi, 2005, p. 577], что сближает наснāс с «обычными» потомками Адама.
2. Al-Damiri Kamal ad-Din. Hayat al-Hayawan al-Kubra [The Great Life of the Animals (in Arabic)]. URL: >>>> (дата обращения: 30.03.2019).
15

Ареал обитания наснāс

16

Место обитания наснāс в различных трактатах указывается по-разному. Так, аль-Казвини утверждает, что наснāс «обитают на островах Китайского моря», в свою очередь аль-Майдани в «Книге Пословиц» говорит, что «Абу-д-Диккис сказал: …обитают в чащах на берегах Индийского и Аравийского морей»; поздний исследователь Муртада аз-Забиди в XVIII в. и вовсе указывал, что эти твари родом из Йемена [Al-Zabidi, 1987, p. 552]. Так или иначе, наснāс обитали далеко от политического и культурного сердца исламского мира, пребывали в некой экзотической (для арабов) земле и не были связаны с аравийскими пустынями центральной части Аравийского полуострова, как большинство других демонов — таких, как гӯль. Тем самым наснāс как бы выводились за пределы круга аравийской бедуинской культуры, обособлялись от нее.

17 Повадки и способности
18 Повадки и способности наснāс определяются его физическими возможностями и высоким уровнем социализации. Все авторы отмечали тягу наснāс к совместному обитанию (в отличие от многих «более демонических» демонов — например, того же шикка, живущего в одиночку).
19 Социальная жизнь данных существ характеризуется несколькими интересными чертами. Так, если верить ад-Дамири, наснāс «не обладают разумом, но… умеют разговаривать на арабском языке, ведут свои родословные и дают имена на арабский манер, и [даже] сочиняют стихи»3.
3. Al-Damiri Kamal ad-Din. Hayat al-Hayawan al-Kubra [The Great Life of the Animals (in Arabic)]. URL: >>>> (дата обращения: 30.03.2019).
20 Интересно, что наснāс не ладят ни с людьми, ни с собаками. Аль-Майдани пишет, что «Абу-д-Диккис сказал: поистине люди раньше ели наснāс …Из “Истории Сан‘ā’” известно, что один торговец направился в их страны и видел, что они все носят одинаковое платье, поднимаются на деревья и так боятся собак, что в страхе убегают от них». Ад-Дамири также подтверждает скрытный образ жизни этих существ: «…со слов Хасана аль-Басри, когда люди уходили прочь, наснāс показывались; и если их обнаруживали, то те вновь прятались».
21

Впрочем, не все были согласны приписать наснāс пугливый характер и скрытный образ жизни. Ад-Дамири привел слова одного из известнейших ученых Аббасидского халифата Абу-л-Хасана аль-Мас‘уди, писавшего: «когда же [одному из наснāс] случается встретиться с человеком, то он [наснāс] убивает его»4.

4. Al-Damiri Kamal ad-Din. Hayat al-Hayawan al-Kubra [The Great Life of the Animals (in Arabic)]. URL: >>>> (дата обращения: 30.03.2019).
22

Еще одна особенность наснāс они любят поджигать дома людей, как и шикк5 (Илл. 2). Тем не менее несмотря на их гнусные повадки, в отличие от шикка, они имеют возможность отказаться от злых деяний, встать на праведный путь и уверовать в Аллаха [Bane, 2016, p. 236].

5. Omidsalar M. Encyclopædia Iranica. Genie. 15.12.2000. URL: >>>> (дата обращения: 02.03.2019).
23

Илл. 2. Вредоносный шикк также любил убивать людей в пустынях, причем сначала читал им стихи. На миниатюре — поединок между шикком и витязем ‘Алькамой, закончившийся гибелью обоих противников (Национальная библиотека Катара, XIII–XIV вв.)

24 Вариации происхождения наснāс
25

Существовало несколько версий происхождения наснāс. Согласно одной из них, человек из народа āд6 ударил посланного к ним пророка, и тогда Аллах изуродовал его, превратив в особь наснāс — с одной рукой, одной ногой и с чертами шикка. Существует и другая версия: наснāс имеют человеческое происхождение и могут быть отождествлены с мифическими народами йа’джӯдж и ма’джӯдж (коранический аналог библейских народов гог и магог)7, или же просто быть из числа прямых потомков Адама без внятного объяснения их экстравагантной внешности [Al-Firuzabadi, 2005, p. 577].

6. ‘Ад — древний народ, упоминающийся в ряде сур Корана как пример возгордившегося общества, понесшего наказание от Аллаха.

7. Два упомянутых в Коране народа, обитающие на краю земли за высокой стеной, отгораживающей их от остального мира; им предстоит устрашать мир своими набегами накануне Страшного суда.
26 Ад-Дамири в «Большой книге о жизни животных» сослался на Абу Хурейру, который, если верить хадисам (хадисы, к которым апеллирует ад-Дамири, не входят в шесть канонических сборников) упоминал указанные выше варианты происхождения наснāс, а также добавлял от себя, что эти существа «подобны человеку — в чем-то имеют с ним (т. е., с человеком) явное сходство, а в чем-то — отличие, но они не из сынов Адама»8.
8. Al-Damiri Kamal ad-Din. Hayat al-Hayawan al-Kubra [The Great Life of the Animals (in Arabic)]. URL: >>>> (дата обращения: 30.03.2019).
27 В словаре «Аль-Мухкам»9 сказано, что это создание, напоминающее обличьем человека, и произошло оно от тех, «чья природа была слаба»10, а в «Ас-Сихахе»11 говорилось: «это категория созданий, схожих с людьми, разделенными напополам». В то же время аль-Казвини указывает, что «[наснāс] — это один из народов», а аль-Майдани в «Книге Пословиц» сообщает: «Абу-д-Диккис сказал: …говорят, что [наснāс] — из рода Арама, сына Сама, брата ‘Ада и Самуда»12 (необходимо отметить некоторую метафоричность: Арам, ‘Ад и Самуд принадлежали к одному роду, но к разным поколениям).
9. Большой словарь Ибн Сиды (1007–1066), андалусского лексикографа, названный «Аль-Мухкам ва-ль-Мухит аль-‘Азим» (Великий и всеобъемлющий добротный [словарь]».

10. Al-Damiri Kamal ad-Din. Hayat al-Hayawan al-Kubra [The Great Life of the Animals (in Arabic)]. URL: >>>> (дата обращения: 30.03.2019).

11. Большой словарь Исма‘ила аль-Джаухари (940–1002), арабоязычного перса-лексикографа, названный «Сихах Тадж ал-Лугха» («Достоверный венец языка»).

12. Al-Damiri Kamal ad-Din. Hayat al-Hayawan al-Kubra [The Great Life of the Animals (in Arabic)]. URL: >>>> (дата обращения: 30.03.2019).
28 Примечательно, что Закария аль-Казвини выносит в конец своей космографии «Чудеса творений» несколько особо экзотических категорий существ, в том числе говорит и про наснāс. Ученый воздержался от того чтобы указать наснāс среди «удивительных народов» и поместил их среди «гибридов», однако не упоминает, после скрещивания кого с кем получились наснāс [El-Cazwini, 1848, p. 449].
29 Частично понимание наснāс как человекообразных существ может быть заложено в самой этимологии слова. Относительно происхождения и точного корневого значения термина «наснāс» (نسناس) однозначного мнения не существует: средневековые исследователи отмечают, что он происходит от того же корня, что и «нāс» («люди», ناس) — то есть, от корня ء \ ن \ س, однако, например, поздний лексикограф Муртада аз-Забиди (1732–1790 гг.) в толковом словаре «Тадж ал-‘Арӯс» («Венец невесты») помещает термин «наснāс» в словарную статью корня ن \ س \ س [Al-Zabidi, 1987, p. 551–554]. Впрочем, позиция аз-Забиди представляется несостоятельной, хотя бы в силу того, что дальнейшее пояснение семантической связи между понятием «наснāс» и глаголом «насса» («торговать») отсутствует, и теория аз-Забиди, вероятно, зиждется исключительно на графико-фонетическом сходстве. Ввиду этого, более распространенные взгляды на термин «наснāс» как прочно связанный с словом «нāс» видятся более обоснованными.
30 Примечательно, что в связке с понятием «наснāс» в классических арабских словарях рассматривается глагол «наснаса» (نسنس) в значении «усиленно проявить свои базовые характеристики»: так, фраза نسنس الطير означает «птица ускорила свой полет» (полет — базовая характеристика для любой птицы), نسنست الريح — «подул порыв холодного ветра» (для ветра базовая характеристика — дуновение) [Al-Firuzabadi, 2005, p. 577]. Впрочем, очевидной связи между этой семантической категорией и природой наснāс обнаружено также не было.
31

Что касается формальных показателей, «наснāс», как и само понятие «нāс», обладает природой собирательного или множественного имен (Илл. 3). Единственного числа не существует: чтобы выразить понятие «один из наснāс», употребляется расширенная конструкция (أحد من نسناس или إنسان م نسناس). Для особей женского пола есть отдельный (такой же собирательно-множественный) термин — насāнис (نسانس).

32

Илл. 3. Наснāс всегда изображались по несколько особей сразу (Национальная библиотека Франции, XVIII в.).

33 Важно оговорить, что с точки зрения грамматических форм собирательно-множественное понятие «наснāс» в текстах всегда согласуется с глаголами и определениями, стоящими в форме правильного множественного числа мужского рода. В арабском языке подобные согласования возможны только в применении к разумным существам: то есть, высшим ступеням творений Аллаха — ангелам, джиннам и людям (но не к шайтāнам, которые, занимая одну ступень с ангелами, являют собой их антиподов).
34 Альтернативные версии
35 Неопределенность природы существ под названием наснāс породила целую традицию трактовки их образа в арабском фольклоре и литературе. Некоторые авторы рассматривали этих существ как представителей рода человеческого, другие видели в них животных, третьи вовсе утверждали, что наснāс — собирательное наименование сразу для двух видов живых созданий.
36 Так, известный аббасидский ученый Абу ‘Усман аль-Джахиз сообщал, что «наснāс составляют отдельную расу. …Сведущие люди также утверждали, что под словом наснāс имеются в виду все те, кто пребывает на дне общества, отребья, простонародье, голытьба… те, кому присущи непоседливость, невежество и крайняя поспешность»13.
13. Al-Djahiz Abu ‘Uthman. Kitab al-hayawan [The Book of the Animals (in Arabic)]. URL: >>>> (дата обращения: 20.11.2019).
37 Он же пытался пояснить, что как среди невидимых разумных земных существ есть две категории — джинн и хинн, среди которых хинн выступают как бы «низшими» существами, и джинны используют их в качестве некоторого подобия домашних животных, так и среди видимых разумных земных существ есть две аналогичные категории — нāс и наснāс. Тем самым, наснāс должны были иметь общее с человеком происхождение, но в силу ряда причин, которые аль-Джахиз не поясняет, оказались ступенью ниже в иерархии существ.
38 Впрочем, сам же аль-Джахиз выразил и некоторый скепсис в отношении выделения наснāс в отдельную категорию, отметив: «Некоторые невежественные люди слышали, что …наснāс составляют отдельную расу. Другие, еще глупее первых, …полагали, что следует выделять три расы: нāс, наснāс и насāнис. И то же самое можно сказать про шикка, вāк-вāка, зивāл-бāя, уддāра, детей си‘лā от человека и прочих»14.
14. Al-Djahiz Abu ‘Uthman. Kitab al-hayawan [The Book of the Animals (in Arabic)]. URL: >>>> (дата обращения: 20.11.2019). Различные демонические существа так или иначе — по образу или по происхождению — имеющие отношение к человеку. В силу непривычной физиологии (например, вāк-вāк растут на деревьях и похожи на плоды с человеческим лицом), не вписывались в традиционную классификацию и находились на промежуточных стадиях между отдельными ее категориями.
39 Еще интереснее, что на раннем этапе развития арабской культуры образ наснāс, то ли в силу их возможного обитания на далеких островах, то ли по другим причинам, начинает прочно ассоциироваться с водной средой. Еще Абу-л-Хасан аль-Мас‘уди в «Золотых копях» упоминал, что «это животное, подобное человеку; у него один глаз, он выходит [на сушу] из воды и обладает речью»15.
15. Al-Damiri Kamal ad-Din. Hayat al-Hayawan al-Kubra [The Great Life of the Animals (in Arabic)]. URL: >>>> (дата обращения: 30.03.2019).
40 Позднее традиция отождествлять наснāс с водными существами, которая несколько ослабляла их привязку к человеческой природе, привела к логичному прагматичному вопросу: можно ли употреблять наснāс в пищу?
41 Наиболее полным в этом ключе источником, отсылку к которому дает ад-Дамири, представляются комментарии к хадисам авторства авторитетного муфассира Мухибб ад-Дина ат-Табари. Он, в свою очередь, ссылался на неких кади Абу-т-Таййиба и шейха Абу Хамида, которые выделили в наснāс исключение среди водных существ и постановили, что его поедание недопустимо, поскольку по природе он схож с человеком16.
16. Al-Damiri Kamal ad-Din. Hayat al-Hayawan al-Kubra [The Great Life of the Animals (in Arabic)]. URL: >>>> (дата обращения: 30.03.2019).
42 Сам ат-Табари, проанализировав все доступные сведения, пришел к выводу о том, что существует два вида наснāс. Второй вид — уже упомянутое водное существо, запрет на поедание которого наложили кади и шейх (ат-Табари, правда, оговаривается, что таких наснāс вполне можно употреблять в пищу как рыбу). А первый вид — это существа, являющиеся подвидом обезьян; такие наснāс обладают интеллектом и способностью рационального мышления, они не обитают в воде и, имея характеристики, близкие к человеческим, запрещены в пищу.
43 Словом, в эпоху расцвета арабской научной и литературной традиции, при постепенном накоплении сведений о далеких диковинных краях, в которых, по арабским представлениям, обитают наснāс, возникла тенденция отхода от экзотизма дальних краев к прагматическому объяснению всех встреченных там диковинок, и наснāс, будучи полудемоническим существом, по характеристикам довольно близким к пустынному демону-шикку, стал трактоваться в близких пониманию человеком категориях и скорее воспринимался как диковинный род животных.
44 Есть ли общий знаменатель?
45 В противовес догматам ислама, арабская демонология продолжала развиваться на протяжении веков, хотя ей не был присущ системный подход и четкая методология в описании существ. На страницах трудов космографов, географов, лексикографов и других ученых фигурировали многочисленные удивительные существа — в том числе и наснāс.
46 О природе описываемых созданий сложно судить однозначно, поскольку любая попытка причислить их к одной из канонических для арабской традиции категорий в классификации творений Аллаха неизменно ведет к появлению новых вопросов.
47 Авторы большинства изученных трудов сходятся во мнении в вопросе внешнего вида этих существ — получеловек или полудемон. Альтернативные теории, помещавшие наснāс в ранг водных существ, не сопровождались описанием внешности этих творений.
48 В отношении повадок и способностей стоит отметить, что эти существа достаточно агрессивны, перемещаются на одной ноге и живут в коллективе. Они не обладают способностью рационально мыслить, однако говорят на арабском, ведут свои родословные и складывают стихи. Не существует единого мнения и в вопросе местообитания этих удивительных существ. Различные ученые считали, что их можно встретить в ареалах Китайского, Индийского, Аравийского морей, а также в землях Йемена.
49 Происхождение наснāс вызывало больше всего вопросов. С одной стороны, априори предполагалось, что эти существа как-то связаны с родом человеческим. С другой стороны, арабские ученые всегда стремились как бы абстрагировать наснāс от, по крайней мере, арабов: указывали в качестве места их обитания далекие экзотические земли, старались провести параллели между ними и зверями или птицами. Аль-Казвини, в свою очередь, не относит наснāс к «удивительным народам», а помещает их в раздел «животных-гибридов». Некоторые черты характера — крайняя агрессивность, тяга к убийству людей и совместному с шикком поджиганию их домов – вовсе отсылают к демонической сущности.
50 Словом, попытка отойти от исходного представления о наличии у людей близких сородичей с изначально увечной природой встречала сопротивление в рамках арабской научной традиции и вела к формированию сложных, противоречивых представлений о том, чем же может быть, в конце концов, удивительное существо, известное как наснāс.

References

1. Bane T. Encyclopedia of Beasts and Monsters in Myth, Legend and Folklore. Jefferson: McFarland & Company, 2016. — 428 p.

2. Al-Damiri Kamal ad-Din. Hayat al-Hayawan al-Kubra [The Great Life of the Animals (in Arabic)]. URL: http://www.islamicbook.ws/adab/hiat-alhiwan-alkbra-.pdf (дата обращения: 30.03.2019).

3. Al-Djahiz Abu ‘Uthman. Kitab al-hayawan [The Book of the Animals (in Arabic)]. URL: http://www.islamicbook.ws/adab/alhiwan-.pdf (дата обращения: 20.11.2019).

4. Al-Firuzabadi Muhammad. Al-Qamus al-Muhit [The Comprehensive Dictionary (in Arabic)]. Beirut Dar alKitab al-'Arabi, 2005.

5. Al-Zabidi Murtada. Tadj al-‘arus [The Crown of the Bride (in Arabic)]. Part 16. Al-Kuwait, 1987.

6. Omidsalar M. Encyclopædia Iranica. Genie. 15.12.2000. URL: http://www.iranicaonline.org/articles/genie- (дата обращения: 02.03.2019).

7. Zakarija Ben Muhammed Ben Mahmud el-Cazwini`s Kosmographie. Her. F. Wüstenfeld. In 2 Th. Th. 1. Die Wünder der Schöpfung. Göttingen: Verlag der Dieterichschen Buchhandlung, 1848–1849.